Витамин д и кальций статья

Опасности лечения витамином Д

В последние годы очень много шумихи поднялось вокруг витамина Д. Она затронула все области медицины: от внутренних органов до онкологии и от природных методов лечения до антропософской медицины. Средства массовой информации и особенно желтая пресса всячески эту шумиху поддерживают. Витамин Д стал практически панацеей от усталости, хронических инфекций и даже от рака.

Однако витамин Д даже не является витамином…

Прежде всего, нужно помнить, что так называемый «витамин Д» вовсе не является витамином. Согласно определению, витамин – это вещество, которое человеческое тело не может производить самостоятельно, и поэтому нам нужно получать его извне, вместе с пищей. В противном случае у нас возникнет дефицит этого вещества, который далее приведет к болезни. Например, витамин С, который содержится во всех свежих фруктах и овощах. Когда моряки уходили в открытое море на долгие месяцы и не получали свежих фруктов или овощей у них развивалась цинга. Это происходило от недостатка витамина С и в результате приводило к кровоточивости десен и потере зубов. При этом болезнь полностью излечивалась добавлением в рацион свежих фруктов или овощей.

Вначале считалось, что витамин Д также является витамином, однако позже ученые обнаружили, что витамин Д вырабатывается в нашем организме самостоятельно. А то вещество, которое вырабатывается в организме и при этом оказывает действие на обмен веществ, является, согласно определению, гормоном, а не витамином, поэтому витамин Д есть не что иное, как гормон, так же как кортизол или эстроген. Исходя из этого, витамин Д был переименован в «Д-гормон», однако это название не прижилось и сегодня неизвестно даже для большинства докторов. Новое, более абстрактное название витамина Д – «холекальциферол», полностью скрывает главную суть – то, что мы имеем дело с веществом, которое организм производит самостоятельно. У этого есть серьезные последствия: если организм производит необходимое ему количество гормона, любой дополнительный «профилактический» его прием является по факту передозировкой, а любая передозировка приводит к бо́льшим или меньшим нарушениям. Так, например, случилось с профилактическим применением эстрогена после менопаузы, что как выяснилось позже, способствует развитию рака молочной железы.

Где в организме синтезируется витамин Д?

Организм не производит витамин Д как таковой, он производит провитамин Д и происходит это в почках. Затем этот провитамин Д попадает в кожу, где подвергается воздействию света и преобразуется в активный витамин Д (т.е. Д-гормон). Поэтому точнее будет сказать, что настоящим витамином, который должен поступать к нам извне, является солнечный свет.

Что же делает этот активный витамин Д?

Функции витамина Д

С молоком и молочной продукцией мы получаем кальций. Активный витамин Д заставляет этот кальций всасываться в кишечнике, откуда он попадает в кровоток. Из кровотока часть кальция поступает в кости и делает их тверже. Это позволяет нашим костям выдерживать вес тела и не сгибаться.

При этом наш организм защищает себя от чрезмерного поступления кальция: лишь около 30% от поступающего с едой кальция усваивается в кишечнике. Этого достаточно при условии нормального уровня витамина D. Но что значит нормальный уровень?

Норма витамина Д — это сколько?

В медицинских справочниках говорится, что нормой витамина Д в крови является значение от 30 нг/мл и выше. Однако, если мы сравним значения множества людей, то на практике мы увидим, что едва ли у кого-то будет значение этого, так называемого, «нормального» уровня. У большинства людей этот показатель будет колебаться около 10 нг/мл. Кроме того, более высоких значений невозможно добиться в зимние месяцы, потому как зимой из-за недостатка света этот показатель всегда будет ниже. Но если это якобы «правильное» значение в 30 нг/мл и выше практически недостижимо, то этот показатель не может считаться «нормальным».

Очень важно статистически определить норму витамина Д в зимние периоды. Нельзя сравнивать этот показатель с показателями летних месяцев, также как нельзя сопоставлять нормальный уровень эстрогенов у женщин до менопаузы и после. Естественно, что в последнем случае уровень эстрогена ниже, что и является нормой.

Эта ситуация очень похожа на историю с мнимой «нормой» холестерина. Официально, нормальный уровень холестерина должен быть ниже 200 мг/дл (5,2 ммоль/л) с 1980-х. Тем не менее большинство здоровых людей имеют уровень от 250 мг/дл (6,5 ммоль/л) до 280 мг/дл (7,3 ммоль/л), что существенно выше этой официальной нормы и потому считается «патологией». Прежняя планка нормального уровня холестерина – до 300 мг/дл (7,8 ммоль/л), использовавшаяся медиками до 1980-х гораздо больше соответствовала истине. Между тем появилось много публикаций, привлекающих внимание к этому факту, например, Die Cholerestin-Lüge by Hartenbach (Холестериновая ложь, Хартенбах) или Fette Irrtümer by Colombani (Жирные ошибки, Коломбани).

Вред витамина Д

Проявление вреда от витамина Д в наибольшей степени видно на примере экстремальной передозировки. Факт известный как минимум с 1960-х. В то время для профилактики рахита новорожденным давали, так называемые, «ударные дозы» витамина Д. Такая ударная доза в 400 раз превосходила рекомендуемую сейчас ежедневную дозу в 500 IU и составляла 200,000 IU за один прием. Затем эту дозу повторяли с интервалом в шесть месяцев вплоть до 6 раз(!) в общей сложности.

Следствием такого лечения был ряд детских смертей, а проведенные вскрытия показали выраженное кальцинирование кровеносных сосудов. (Профессор A. Beuren, на медицинском конгрессе в Бремене, 6-8 Мая 1966. Цитируется по книге «Erfahrungs- heilkunde» (Опыт врачебной практики), Wilhelm zur Linden, Том XVI, Издание 2-е, 1967). Такие результаты не удивительны, поскольку витамин Д способствует всасыванию кальция из кишечника в кровь. Особенно были повреждены сосуды сердца и легких, что приводило к постепенному прекращению доступа кислорода, ребенок медленно задыхался и в результате умирал от удушья. К сожалению, эти ужасные результаты были приняты только частично, что привело к отказу лишь от ударных доз витамина Д.

Действительно ли малые дозы витамина Д безопасны?

Как уже упомянуто выше, витамин Д приводит к обызвествлению стенок кровеносных сосудов, поскольку заставляет организм усваивать кальций, который затем и попадает в кровоток. Кальций это вещество, имеющее свойство «самонаростания», что хорошо видно на примере сталактитов в пещерах. В организме кальций откладывается на стенках кровеносных сосудов, особенно там, где уже есть неровности, бляшки. Но если даже дети, не имеющие бляшек, умирали после передозировки витамина Д от тяжелой кальцификации сосудов, то очевидно, что хоть и небольшие, но ежедневные дозы этого гормона приведут к обызвествлению сосудов, хотя и не к смертельному. Это обызвествление наиболее разрушительно проявляется в тонких сосудах мозга, что повышает склонность к деменции и особенно влияет на пожилых людей, хотя является проблемой в любом возрасте.

Помимо этого, даже при незначительной кальцификации сосудов головного мозга происходит другое повреждение, которое проявляется не в видимой физической болезни, а «всего лишь» как психическое изменение, которое идет в направлении общего душевного отвердевания и отсутствия гибкости. Это касается всех, кто регулярно принимает витамин Д в малых дозах, не только детей.

Как проявляются «незначительные» повреждения от малых доз витамина Д?

Увидеть это легче всего на примере тех же детей, которых лечили высокими дозами. Wilhelm zur Linden, который наблюдал множество таких детей, описывает это состояние, названное другими врачами (Cook, Beuren, Taussig) «умственным повреждением . » или «. сдерживанием умственного развития» (Wilhelm zur Linden, там же). Сам zur Linden описывает последствия этого психического повреждения как снижение успеваемости в обучении, отсутствие любознательности, сужение кругозора до чисто технических интересов и «огрубение скелета с одновременным сокращением широты сознания и подавлением живости ума». Все это говорит об общем отвердении души и разума. Он также задается вопросом — может ли витамин Д снижать способность к обучению.

Такие повреждения гораздо более серьезны, чем те недомогания, от которых мог бы помочь витамин Д, потому что они изменяют всю личность в направлении жесткости и ригидности мышления, т.е. склеротизации. Zur Linden заканчивает свою статью резонным вопросом: не станут ли дети, получившие профилактическое лечение витамином Д и соответствующую кальцификацию, причиной значительного увеличения пожилых людей, страдающих деменцией в будущем?

Особенно примечательным фактом является то, что zur Linden нашел эти тонкие изменения в психике не только детей, «пролеченных» большой дозой витамина Д, но также у тех, кто получал продолжительное лечение витамином Д в малых, но ежедневных дозах от 500 до 1000 IU (zur Linden, там же.)

Как выглядит истинный дефицит витамина Д?

Поскольку витамин Д отвечает за усвоение кальция из кишечника, то нехватка витамина Д приводит к дефициту усвоенного кальция.

Эта проблема касается не взрослых, а детей, причем в большей степени младенцев, так как их кости в большей степени состоят из хряща и потому мягче костей взрослого. Если кости слишком мягкие, затылок ребенка может стать плоским от долгого лежания, а кости ног могут сгибаться от попыток вставать и ходить. Таким образом, дефицит витамина Д проявляется в деформации костей из-за их мягкости: это и есть рахит.

Это заболевание бывает также и у взрослых (в этом случае оно называется остеомаляция или рахит взрослых), но встречается крайне редко, так как обычно кости взрослого человека содержат очень много кальция и весь этот кальций должен сначала полностью раствориться, чтобы привести к размягчению костей. Это очень редко встречается у взрослых и причиной является скорее нарушение работы паращитовидной железы, нежели недостаток витамина Д и вызванная этим нехватка кальция. Более того, раньше было хорошо известно, что именно пожилые люди должны ограничивать потребление кальция, потому что у них уже есть склонность к «кальцификации». Это не означает, что пожилые люди не должны употреблять молоко и молочные продукты, потому что как мы знаем, чрезмерное потребление кальция выводится из организма со стулом. Это означает, однако, что пожилой человек не должен принимать дополнительный витамин Д, который заставит организм усваивать больше кальция, чем требуется.

Кто сегодня принимает витамин Д?

Витамин Д до сих пор является методом профилактики рахита в рекомендуемой «малой» дозировке: ежедневно по 500 IU для новорожденных, начиная со второй недели жизни и до второго года жизни. Эта рекомендация сегодня применяется в отношении практически всех детей. С двухлетнего возраста собственное производство витамина Д считается достаточным на протяжении всего года, когда руки и лицо ребенка подвергаются воздействию солнца в течение двух часов в неделю весной и летом (Руководство врача общей практики / «Praxisleitfaden Allgemeinmedizin», издательство Urban und Fischer, München, 2014. С. 867).

Кроме того, витамин Д в настоящее время назначают пожилым людям, в основном женщинам, в качестве профилактики или терапии остеопороза (500 или 1000 IU ежедневно).

Также, витамин Д сегодня принимают многие люди, которые решили, что это пойдет им на пользу. Многие принимают его по собственной инициативе или по назначению врача из-за всевозможных жалоб (усталость, хронические инфекции, рак, потеря работоспособности и т.д.). И зачастую его принимают, даже если нет никаких симптомов, а просто потому, что уровень витамина Д в крови «слишком низкий».

А как насчет использования витамина Д в профилактике или лечении рахита?

После всего того, что мы рассмотрели, становится очевидно, что витамин Д в качестве профилактического средства приводит к нежелательному «отвердению» ребенка, поскольку заставляет организм усваивать больше кальция, чем необходимо. С другой стороны, потенцированные лекарства антропософской медицины стимулируют собственное производство провитамина Д таким образом, что его количество не превышает физиологические потребности организма. Это профилактическое лечение состоит в приеме Apatite/Phosphorus comp. K (Weleda) – три капли с небольшим количеством воды утром натощак для детей до 9 месяцев или пять капель для детей старше 8 месяцев. Перед вечерним приемом пищи детям младше восьми месяцев дают щепотку (на кончике ножа) Conchae/Quercus comp S (Weleda) или Conchae/Quercus comp K детям старше 8 мес. Профилактика проводится со второго месяца после рождения и до второго года жизни и особенно рекомендуется в странах, где не хватает солнца в зимние месяцы. Получасовая прогулка в коляске с доступом непрямого света три-четыре раза в неделю дополняет профилактику.

При лечении рахита витамин Д также не рекомендуется из-за его действия, направленного на общее отвердевание. Терапия необходима, только если существует реальное заболевание (то есть, когда есть признаки мягкости костей, в первую очередь на затылке) и заключается в удвоении профилактического лечения: перед обедом принимается вторая доза Apatite/Phosphorus comp. K, а перед сном — вторая доза Conchae/Quercus. Такое лечение проводят в течение шести месяцев.

Если этого недостаточно и кости остаются деформированными, к рациону на 1 месяц добавляют рыбий жир (1р/день). В качественном, не обработанном рыбьем жире, витамин Д гармонирует с витамином А, который сводит на нет его возможные побочные эффекты.

Использование витамина Д при остеопорозе.

Несмотря на распространенное мнение об обратном, остеопороз не связан с недостатком витамина Д или кальция! (См. Флориан Хорн, Biochemie des Menschen (Биохимия человека), изд-во Thieme, Штутгарт-Нью-Йорк, 2012г, стр. 393)

Основная проблема остеопороза это хрупкие кости!

Мы уже видели, что кальций обладает эффектом отверждения, и поэтому он также укрепляет кости. В результате они становятся твердыми и не сгибаются под весом тела. Однако твердые вещества являются не только жесткими, но и хрупкими. Если твердое вещество, например, стекло, падает на каменный пол, оно разбивается. Этого не происходит с комком влажной глины. Таким образом, хрупкость является неотъемлемой чертой жесткости. Кальций делает кости более жёсткими и именно из-за этого более хрупкими. Таким образом, кальций делает кости больных остеопорозом еще более ломкими, чем они были. Это является логичным следствием, которое не требует доказательств.

Чего не хватает пациентам с остеопорозом, так это не кальция, а хряща. При остеопорозе не хватает эластичной хрящевой ткани, проходящей через кость. Хрящ является основой, на которой кальций может оседать и накапливаться. Эта хрящевая основа отсутствует в костях у пациентов с остеопорозом. У пожилых людей меньше хрящей как в самих костях, так и на концах костей – в суставах. Это называется общий артроз и терапией здесь будет хрящ, а не кальций.

На рентгене, однако, все выглядит так, как будто не хватает кальция, отсюда и название «остеопороз» (osteoporosis; греч. osteon кость + poros пора, отверстие). Кость пористая и имеет много отверстий. Но это лишь потому, что отсутствует хрящ, и кальций не имеет основы, на которой он мог бы осаждаться. Сам хрящ в рентгеновских лучах увидеть нельзя, но если бы это было возможно, мы бы заметили, что хряща в кости больного остеопорозом явно меньше, чем кальция. Кальция же не хватает именно вследствие отсутствия хряща, в который он бы мог встроиться. Но поскольку на рентгене виден недостаток кальция, а (невидимый) хрящ в расчет не принимается, возникает ошибочное заключение, что все дело в нехватке кальция.

Итак, при остеопорозе не хватает хряща, а наиболее важным его компонентом является органический кремний. Органический кремний (в отличие от неорганического) обладает свойством связывать воду в 330 раз больше собственного веса. Таким образом, этот органический кремний делает вещество не жидким и не твердым, а промежуточным: студенистым и эластичным.

Поэтому в качестве профилактики следует соблюдать диету, богатую кремнием. То есть, включать такие продукты как просо, ячмень и желатин (холодец / желе). Можно также использовать хрящ животных, особенно тех, чьи кости состоят преимущественно из хряща, практически без отложения кальция. Это так называемые «хрящевые рыбы». Крупным представителем этого класса является акула и в качестве профилактики можно принимать капсулы хряща акулы, например, Haifischknorpel Kapseln (Allcura), по одной капсуле в день. Но если остеопороз уже развился и проявились симптомы, дозировку следует увеличить до двух капсул в день. Также в этом случае необходимы дополнительные инъекции сильнодействующего хряща межпозвонкового диска (Disci). Это Disci comp. cum Argento (Wala), который вводится два раза в неделю под кожу возле болезненной области. После курса (1 упаковка) используют Disci comp. cum Stanno (1 упаковка), после чего возвращаются к Disci comp. cum Argento и так далее в течение 1-2 лет, параллельно с капсулами акульего хряща.

Помогает ли витамин Д при других недугах?

Что насчет связи витамина Д с усталостью, хроническими инфекциями и снижением работоспособности? Есть ли на самом деле такая связь?

Могут ли эти симптомы возникать по другим причинам, отличным от дефицита витамина Д? Есть три очевидных причины для подобных жалоб, находящихся сегодня на уровне эпидемии. Это недостаток сна, недостаток физических упражнений и недостаток пищи, которая действительно содержит жизнь (см. Отто Вольф, «Что же мы едим?»). Кроме того, здесь следует упомянуть ежедневное многочасовое использование гаджетов.

Но для человека вполне типично предпочтение принять несколько таблеток, нежели менять образ жизни или отказываться от плохих привычек.

Возможно ли избавится от последствий лечения витамином Д?

Легче помочь мягкому и незрелому созреть и отвердеть, чем обратить вспять процесс преждевременного отверждения и старения. Тем не менее, всегда было известно, что кремний оказывает также противодействующее действие на кальций. Вот почему характерным названием старого лекарства было «Склерозол», и состояло оно только из диоксида кремния. Кремний ранее использовался против любой формы склероза. Sikapur® — это современный препарат, который содержит кремнезем в коллоидной форме, то есть он тонко диспергирован в воде, и поэтому легко усваивается организмом. Взрослые принимают по одной столовой ложке натощак утром в течение как минимум одного года, а затем два раза в год в течение трех месяцев. Такая терапия подходит даже детям, если до этого им давали витамин Д в течение длительного времени. Детям до пяти лет вместо столовой ложки дают чайную. Лечение детей проводят шесть месяцев.

Заключительное слово

Есть целые страны, такие как США и Канада, где по закону с 1950-х годов витамин Д добавляют в молоко (400 IU на литр). Эта тенденция начинает распространяться по всему миру, например, в некоторых странах Южной Америки. Что это значит для всего народа? Тот факт, что люди вынуждены принимать этот гормон с молоком, имеет очевидные последствия. Если цитировать zur Linden, это приводит к «сужению границ сознания и подавлению живости ума».

Рудольф Штайнер говорил об этом современном человеческом феномене в 1919 году, хотя в то время витамин Д еще не был известен. Тем не менее, тенденция к отвердению человечества уже началась. В своем письме, написанном после проведения открытой лекции о насущных проблемах нашего времени, их решениях и о новых путях продвижения в социальной гармоничной жизни человечества Штайнер описывает, как выглядит это закостенение: «Это отсутствие «способности понимать» среди людей. Важные вещи, которые я хочу донести, они просто не слышат. Как будто они были способны понимать только те фразы, к которым они привыкли в течение 30 лет. Закаленные мозги, парализованное эфирное тело, пустое астральное тело, совершенно тупое я. Все это признаки современного человека». (Thomas Meyer, “Helmuth von Moltke”, Том 2, стр. 240, Издательство Perseus, Basel 2007)

Неспособность улавливать нюансы, воспринимать духовные мысли, эта тенденция, которая уже началась в то время и теперь она явно усиливается с помощью гормона Д.

Пусть эти мысли послужат призывом к пробуждению!

Автор статьи: Дафна фон Бох (Dr. Dapfne Von Boch)

1984-1986: Изучение антропосовской медицины в университете Виттена / Хердекке (University of Witten/Herdeke), Германия.

1987-1991: Буэнос-Айрес, Аргентина. Завершение теоретической части медицинского обучения.

1992: Штутгарт и Хердекке, Германия. Завершение практической части медицинского обучения в антропософской клиниках: Filderklinik, Штутгарт и Gemeinschaftskrankenhaus, Хердеке.

1993-1996: Клиника Lahnhoehe, Кобленц, Германия — защита докторской диссертации.

1997: Работа в качестве врача-терапевта в отделениях хирургии, анестезиологии и реанимации.

1998-2002: Реабилитационная клиника “Sonneneck, вблизи г. Фрайбурга, Германия. Работа в качестве врача по антропософской и психосоматической медицине.

2003-2005: Реабилитационная клиника “Haus-am-Stalten” вблизи с г. Фрайбург, Германия. Работа в качестве врача по антропософской и психосоматической медицине.

2005-2009: Реабилитационная клиника “Sonneneck”, вблизи г. Фрайбурга, Германия. Работа в качестве руководителя.

2010: Получение специализации врача общей практики.

2011-2013: Частная практика вблизи г. Фрайбург, Германия. Переиздание и рецензия книг известного антропософского врача О. Вольфа. Преподавание курсов по антропософской медицине в Швейцарии, Германии, Латвии, России, Сербии, Украине, Южной Америке (Куба, Чили), Азии (Таиланд, Тайвань, Корея)

С 2014 года: ведущий врач в клинике “Haus-аm-Stalten»

С 2017 года работает в Германии, преподает антропософскую медицину врачам на Востоке и Дальнем Востоке и редактирует новые книги Отто Вольфа.

источник

Кальций и витамин D: всё ли мы о них знаем?

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Введение Кальций и витамин D являются химическими соединениями, которые принимают участие в реализации множества процессов, происходящих в организме. Каль­ций – это макроэлемент, 99% его содержится в костной ткани в форме гидроксиаппатита, а около 1% находится во внеклеточной жидкости и мягких тканях, где кальций участвует в регуляции важнейших физиологических процессов, составляющих основу функциональной активности клеток организма человека. Эти процессы в большинстве случаев связаны с селективными кальциевыми каналами – универсальными компонентами биологических мембран различных клеток. Так, электрическая активность нервной ткани определяется балансом между уровнем внутри– и внеклеточного кальция, при этом в ассоциации с тропонином кальций участвует в сокращении и расслаблении скелетной мускулатуры, принимает участие в регуляции секреции ряда ключевых гормонов, ферментов и белков.

Кальций и витамин D являются химическими соединениями, которые принимают участие в реализации множества процессов, происходящих в организме. Каль­ций – это макроэлемент, 99% его содержится в костной ткани в форме гидроксиаппатита, а около 1% находится во внеклеточной жидкости и мягких тканях, где кальций участвует в регуляции важнейших физиологических процессов, составляющих основу функциональной активности клеток организма человека. Эти процессы в большинстве случаев связаны с селективными кальциевыми каналами – универсальными компонентами биологических мембран различных клеток. Так, электрическая активность нервной ткани определяется балансом между уровнем внутри– и внеклеточного кальция, при этом в ассоциации с тропонином кальций участвует в сокращении и расслаблении скелетной мускулатуры, принимает участие в регуляции секреции ряда ключевых гормонов, ферментов и белков.
Баланс кальция в организме поддерживается и регулируется двумя основными гормонами – кальцитриолом (активным метаболитом витамина D) и паратиреоидным гормоном (ПТГ). В кишечнике витамин D осуществляет регуляцию активного всасывания поступающего с пищей кальция – процесса, почти полностью зависящего от действия этого гормона: взаимодействие 1,25(ОН)2–витамина D с его рецептором повышает эффективность кишечной абсорбции кальция на 30–40% [1–4]. В почках, наряду с другими гормонами, он регулирует реабсорбцию кальция в петле Генле [5].
Благодаря исследованиям последних лет мы хорошо представляем, что баланс кальция и витамина D является основой формирования здоровой костной ткани. Однако именно этот тандем долгие годы является основой для существования различных гипотез и предположений и об отрицательном влиянии этих веществ на организм. Все мы слышали вопросы и даже утверждения, что в пожилом возрасте потребление продуктов, богатых кальцием, противопоказано, что кальций вызывает формирование камней в почках, ухудшает течение сердечно–сосудистых заболеваний и прочие. Так ли это? Зная о потенциальной пользе этих нутриентов для костной ткани, не наносим ли мы вред другим органам и системам при их назначении?
За последние годы было опубликовано большое количество научных работ, посвященных изучению влияния кальция и витамина D на различные органы и системы, а также на риск развития и прогноз многих заболеваний. Следует отметить, что исследования, показавшие, что в большинстве тканей и клеток организма есть рецепторы к витамину D и ряд из них обладает способностью к превращению первичной циркулирующей формы витамина D – 25(ОН)–витамина D в активную форму 1,25(ОН)2–витамин D (кальцитриол, D–гормон), открыли новый взгляд на функции этих соединений [6].
Источники кальция и витамина D
в организме
Оба химических вещества поступают в наш организм из внешнего мира, но различными путями. Един­ственным источником кальция является пища. При этом наиболее богаты им молочные продукты, рыба (вяленая, консервы), орехи, сухофрукты, зелень. Однако из поступающего с пищей кальция у взрослого человека в кишечнике всасывается меньше половины. У детей в период быстрого роста, как и у женщин при беременности и лактации, всасывание кальция увеличивается, а у пожилых людей снижается. Этот процесс находится полностью под влиянием активных метаболитов витамина D. Следует отметить, что большинство проведенных исследований показали недостаточное потребление кальция с пищей. Во всем мире в последние годы реальное потребление кальция с пищей снижается: например, в США оно уменьшилось с 840 мг в 1977 году до 634 мг в 1992 году [7]. При изучении популяции российских женщин в постменопаузе среднее потребление его составило 705±208 мг [8]. В Российских клинических рекомендациях [9] приводятся нормы необходимого потребления кальция в различные периоды жизни (табл. 1). В настоящее время в Российской Федерации официально разработаны нормы только для детей в возрасте до 2–х лет.
Основная часть витамина D поступает в организм путем синтеза в коже при ультрафиолетовом облучении (УФО). Изучение связи солнечного излучения и витамина D началось в Северной Европе. Было показано, что неадекватное воздействие солнечной активности приводит к эпидемии рахита с тяжелыми задержками роста и костными деформациями [10]. В 1919 году Huldschin­sky сообщил о возможности лечения рахита ультрафиолетовыми лучами, а в 1930 году была обнаружена природа этого эффекта: при воздействии солнечных лучей в коже образуется субстанция, названная витамином D. Затем были искусственно синтезированы две формы витамина D: D2 (эргокальциферол) и D3 (холекальциферол), что дало возможность использования витамина D для обогащения продуктов и получения лекарственных препаратов. С тех пор проблема рахита казалась решенной. Однако спустя годы стало понятно, что рахит – это только верхушка айсберга заболеваний, обусловленных нехваткой данного соединения.
Итак, человек получает витамин D при воздействии солнечных лучей, небольшую часть – с пищей, а также при использовании медикаментозных препаратов [1–3,11]. Ультрафиолетовые волны В длиной 290–315 нм при проникновении в кожу превращают 7–дегидрохолестерол в провитамин D3, который быстро конвертируется в витамин D3. При этом интоксикации, связанной с избытком витамина D при загаре, не бывает, т.к. при превышении содержания провитамина или витамина D3 в коже они разрушаются самими солнечными лучами [1]. Другим источником витамина D является пища, в первую очередь жирные сорта рыбы, выловленной в естественных условиях. Синтез и метаболизм витамина D регулируются кальцием, фосфором и костным метаболизмом. Витамин D, синтезированный в коже или полученный с пищей, метаболизируется в печени в 25(ОН)–витамин D, содержание которого и определяется в сыворотке крови для оценки статуса пациента по витамину D.
В настоящее время нет общего консенсуса по оптимальному содержанию 25(ОН)–витамина D в сыворотке крови, однако большинством экспертов (табл. 2) дефицит его определяется при уровне менее 20 нг/мл (50 нмоль/л) [12–15]. Интоксикация витамином D может быть при повышении его уровня в крови более 150 нг/мл (374 нмоль/л).
Если использовать такую градацию, то от 40 до 100% пожилых людей в США и Европе, проживающих дома, имеют дефицит витамина D; более 50% женщин, принимающих препараты для лечения остеопороза, имеют субоптимальные показатели 25(ОН) витамина D, т.е. ниже 30 нг/мл (75 нмоль/л) [16,17]. По данным многих исследований [18–21], дети и подростки также имеют высокий риск дефицита витамина D вне зависимости от страны проживания (даже при хорошей солнечной активности). Так, например, в Саудовской Ара­вии, ОАЭ, Австралии до 30–50% детей имеют дефицит данного витамина. Широко распространен D–дефицит и среди беременных и кормящих женщин, несмотря на использование ими препаратов с витамином D и потребление молочных продуктов и рыбы: у 73% женщин и 80% их детей определялся дефицит витамина D на момент родов [22]. В Российской Федерации данные по содержанию витамина D также неутешительны: у женщин в постменопаузе нормальные показатели были выявлены лишь у 3,2% пациенток, дефицит и недостаточность отмечались у 70,3% обследованных [23].
Кальций, витамин D и костная ткань
Кальций является основным компонентом костной ткани. Значительный дефицит кальция в пище или недостаточное его всасывание могут предъявлять к кальциевому гомеостазу такие требования, которые не удастся компенсировать задержкой кальция почками, что приводит к отрицательному кальциевому балансу. Предот­вратить снижение кальция во внеклеточной жидкости способна усиленная костная резорбция, что сопровождается развитием остеопении.
Эффекты витамина D на кость многогранны. Полу­чены доказательства [24–27] наличия у данного вещества анаболического эффекта в отношении скелета: D–гормон стимулирует экспрессию трансформирующего фактора роста–β и ИФР–2, а также повышает плотность рецепторов ИФР–1, что обусловливает пролиферацию остеобластов и их дифференцировку. Одно­временно происходит ускорение синтеза коллагена I типа и белков костного матрикса (остеокальцина и остеопонтина), которые играют важную роль в минерализации и метаболизме костной ткани [28,29]. Наряду с этим синтез минорного активного метаболита витамина D – 24,25(OH)2D имеет важное значение для ускорения заживления микропереломов и формирования микроскопических костных мозолей, что повышает плотность костей [30]. D–гормон – один из ключевых эндокринных факторов регуляции образования паратгормона (ПТГ), оказывающий прямое супрессивное влияние на его синтез и высвобождение, а также подавляющий его эффекты на кость. При значениях 25(ОН)–витамин D менее 30 нг/мл достоверное снижение абсорбции кальция в кишечнике сопровождается повышением секреции ПТГ [16,31,32]. При этом ПТГ увеличивает канальциевую реабсорбцию кальция и стимулирует продукцию в почках 1,25(ОН)–витамина D [1–3,33], а также стимулирует остеобласты, которые активируют трансформацию преостеокластов в остеокласты, что приводит к остеопении и повышению риска переломов [12,13,32,34–39].
Дефицит кальция и витамина D является доказанным фактором риска остеопороза [9]. Известно, что достаточное количество кальция, поступающего с пищей, уменьшает риск переломов [40], способствует поддержанию достаточной плотности костной ткани, усиливает антирезорбтивный эффект эстрогенов на кости и является важной составной частью лечения и профилактики остеопороза [40–45]. При этом низкая абсорбция кальция в кишечнике и снижение его потребления с возрастом ассоциируются с повышением риска переломов [40]. Доказано, что если у человека внутриутробно и в раннем детстве отмечается дефицит витамина D, это может повысить риск переломов проксимального отдела бедра впоследствии. По данным мета–анализа 7 рандомизированных исследований, прием витамина D в дозе 700–800 МЕ снижает риск переломов бедра на 26% (RR=0,74; 95% Cl 0,61–0,88), а невертебральных переломов на 23% (RR=0,77; 95% Cl 0,68–0,87) [13].
Выявлена высокая эффективность комбинированного приема кальция и витамина D в замедлении скорости потери костной ткани и снижении частоты переломов. Трехлетнее назначение кальция и витамина D3 у постменопаузальных женщин приводило к снижению относительного риска перелома шейки бедра на 27% (ОR 0,73, 95% Cl 0,23–0,99) [46]. В 3–летнем российском многоцентровом контролируемом исследовании, включавшем 350 женщин старше 45 лет, было получено, что применение кальция (1000 мг/сут) и витамина D (400 МЕ/сут) замедляет потери костной массы в позвоночнике и шейке бедра, способствует снижению активности щелочной фосфатазы и выраженности болевого синдрома [47].
Витамин D и мышечная система
Известно, что D–гормон регулирует метаболизм кальция в мышечной ткани, контролируя тем самым акт сокращения и расслабления мышц [48]. Скелетные миоциты экспрессируют рецепторы D–гормона, при этом возрастное ослабление мышечной силы (а соответственно и повышенная склонность к падениям) объяс­няется как снижением плотности этих рецепторов или их аффинности, так и падением концентрации D–гормона в крови [49]. Наряду с этим у лиц пожилого возраста выявлена положительная корреляция между мышечной силой и концентрацией D–гормона в сыворотке крови [50,51]. Так, скорость ходьбы и сила проксимальных мышц достоверно повышается при увеличении концентрации 25(ОН)–витамина D с 4 до 16 нг/мл и продолжает повышаться до уровня более 40 нг/мл. Мета–анализ 5 рандомизированных исследований показал, что повышение поступления витамина D в организм снижает риск падений на 22% (OR 0,78, 95% Cl 0,64–0,92) по сравнению с приемом только препаратов кальция или плацебо [13].
Кальций, витамин D
и другие заболевания
Рецепторы к активному витамину D выявлены в клетках различных органов: головного мозга, предстательной железы, молочной железы, кишечника, в иммунокомпетентных клетках, при этом ряд из них продуцируют фермент, участвующий в синтезе D–гормона [1,2,11,33]. Есть данные о наличии целевых уровней 25(ОН)–витамина D для предотвращения ряда основных заболеваний человека (табл. 3). Следует отметить, что напрямую или опосредованно, 1,25(ОН)2–витамин D регулируется более чем 200 видами генов, включая гены, отвечающие за пролиферацию, дифференцировку, апоптоз и ангиогенез [1,11,52]. Данный витамин снижает пролиферацию нормальных и опухолевых клеток, а также стимулирует их конечную дифференцировку [1,2,11,33,52]. Было высказано предположение, что если клетка малигнизируется, 1,25(ОН)2–витамин D может индуцировать апоптоз и предотвращать ангиогенез, тем самым снижая ее выживаемость [1,2,12,53].
Интересно, что люди, живущие на более высоких широтах, имеют повышенный риск лимфом Ходжкина, а также рака кишечника, поджелудочной, предстательной, молочной желез, рака яичников и опухолей других локализаций по сравнению с людьми, живущими на низких широтах. Проспективные и ретроспективные эпидемиологические исследования показали, что уровень 25(ОН)–витамина D менее 20 нг/мл ассоциируется с повышением заболеваемости раком кишечника, предстательной и молочной желез, а также смертностью от них [54–58].
Анализ когорты из Nurses Health Study (32 826 человек) показал, что риск колоректального рака был обратно ассоциирован с медианой содержания 25(ОН)–витамина D (OR при 16,2 нг/мл был равен 1,09, а при 39,9 нг/мл – 0,53, р

источник