Меню

Анализ на витамины и микроэлементы для беременных

Микроэлементы при беременности

Ежедневное употребление витаминов просто жизненно необходимо каждому человеку для поддержания нормальной жизнедеятельности и укрепления иммунитета. Что уже тут и говорить, о будущих мамах, которые в них нуждаются с удвоенной силой, ведь только при наличии в организме витаминов и микроэлементов плод может развиваться здоровым. Но как же понять какие микроэлементы, в каком количестве и где их вообще взять чтобы помочь своему малышу появится на свет крепким и полностью здоровым? В этом мы и попробуем сегодня разобраться в нашей статье.

Микроэлементы при беременности

Все необходимые микроэлементы и минералы сейчас можно купить и на полках аптек.Но если вы находитесь в прекрасном состоянии ожидании малыша, то излишнее применение медикаментозных препаратов все-таки не желательно.

Тем более огромное количество микроэлементов при беременности, да и в обычной жизни вы можете получать из продуктов питания.

Минералы и микроэлементы можно сравнить со строителями, которые ежедневно поступая в организм будущей мамы помогают в построение мягкой ткани и костного скелета.

Но роль их как строителей, далеко не самая важная в деятельности всего организма.

Употребление микроэлементов во время беременности регулирует в организме:
• Передача кислорода в лёгкие;
• Метаболизм;
• Кровоснабжение;
• Поддержание давления жидкости.
Только при правильном соотношение микроэлементов при беременности, возможно развитие плода без патологий, так же правильный баланс необходимых витаминов значительно снизит проблемы связанные с протеканием беременности. Не хватку тех или иных витаминов, помогут выявить анализы, которые вы должны сдавать ещё на этапе планирования беременности. Порой нехватка определенных витаминов может даже служить причиной длительных попыток зачатия.

Минералы и микроэлементы содержащиеся в организме

Сбалансированное питание с ежедневным присутствием в рационе свежих овощей и фруктов, залог достаточного количества в организме витаминов, минералов и микроэлементов. Конечно же в организме любого человека содержаться определенное количество минералов:
• Кальций;
• Натрий;
• Фосфор;
• Калий;
• Магний;
• Сера;
• Хлор.
И даже их изначальное содержание в организме не говорит о том, что их в полном объёме достаточно для развития вашего будущего ребёнка.

Пополнять запасы минералов необходимо регулярно с помощью пищи или же сбалансированных пищевых добавок, которые вам может назначить врач.

Микроэлементы же, это другими словами рассеянные минералы. Так их называют, потому что присутствие их в организме минимально, но так же крайне важно.

К микроминералам относятся:
• Железо;
• Медь;
• Йод;
• Цинк;
• Марганец;
• Силен;
• Фтор.
Все эти минералы и микроминералы необходимы для полноценного развития плода. Но, не стоит забывать что помимо полезных минералов в организме могут находиться и вредны, которые принесут только вред. Среди них самые опасные свинец и ртуть. Эти губительные минералы, не только негативно могут сказаться на протекании беременности, но и вовсе привести к гибели плода. Проникновение вредных минералов в организм возможно не только через пищу, но и из окружающей среды, поэтому постарайтесь внимательно относится к окружающей вас местности и продуктам питания.

Витамины во время беременности

Прежде чем, рассказать о необходимости употребления витаминов в период беременности давайте приведём немного статистики. Специалисты выявили тот факт, что в среднем беременной женщине необходимо больше на 20 процентов потребления витаминов. Обусловлено это тем, что внутри вас теперь формируется новая жизнь которой необходимо не просто развиваться, а для начала и сформироваться. Правильно будет заметить, что беременной женщине нужны не просто витаминные комплексы прописанные врачом, но и получение витаминов из продуктов питания.

В первую очередь это качается свежих овощей и фруктов, так же без внимания не стоит оставлять и молочные продукты. Самым важным тут будет качество и свежесть продуктов, употребляемых в рацион будущей мамой.

Лучше всего отдать предпочтение продуктам, об экологическом происхождении которых вы знаете все на сто процентов, конечно же речь идёт о фермерских продуктах или о том, что вы самостоятельно вырастили летом. Оптимальным будет позаботиться о себе ещё на этапе планирования, например не полениться и сделать заготовки на весь год не из варения, а из свежезамороженных ягод.

Первым делом стоит поинтересоваться у врача, какие соединения и в каком количестве необходимы именно вам. Чаще всего будущим мамам нужно компенсировать нехватку йода в организме. Однако, обратите внимания что потребление всех полезных продуктов подряд может вам даже навредить, поэтому тщательно обратите внимание на совой рацион и посоветуйтесь с врачом о том, какой витаминный комплекс вам необходим. Тут все крайне индивидуально и порой вам нужно будет не повысить уровень каких то минералов и витаминов в организме, а наоборот немного его понизить.

На какие витамины и минералы обратить внимание при беременности

Наверняка вам известны витамины и минералы многих групп, и вы даже знаете в каких продуктах они содержаться (об этом мы даже рассказывали в наших предыдущих статьях). Но, сейчас мы постараемся более детально исследовать самые важные из витаминов и минералов.
1. Белок— это основа основ, другими словами, это материал для построения номер один. Ежедневный рацион беременной женщины должен состоять из белков растительного и животного происхождения. В первую очередь обратите внимание на:
• Творог;
• Куриную грудку;
• Белок яйца.
2. Фолиевая кислота. Принимать её стоит еще с начала планирования беременности, ведь именно она отвечает за формирование ДНК;
3. Витамин группы Е. Огромно влияние этого витамина с самого этапа зачатия, он помогает синтезу женских гормонов для успешного оплодотворения;
4. Аскорбиновая кислота, поможет поддержанию иммунитета и усилит защитную функцию организма от возможных инфекций.
Это далеко не все витамины и минералы необходимые при беременности, но это самые основные, которые не принесут ни какого вреда и окажут лишь благотворное воздействие на женский организм.

Суточная потребность в витаминах для организма будущей мамы

Правильно подобранное питание и сбалансированная диета при беременности играют немаловажную роль для здоровья будущей мамы и её плода. Поэтому при строгом соблюдение правил питание вам даже не потребуются добавки, исключением тут будет лишь фолиевая кислота, которая назначается совершенно всем беременным и женщинам на этапе планирования беременности.

Врачи советуют определенное количество потребления микроэлементов и минералов:
• Витамин А, необходимо потреблять в количестве 800 мкг;
• Витамины Д порядка 10 мкг;
• Витамин К 65 мкг;
• Витамин С 70 мг;
• Витамин Е 10 мг;
• Витамин В6 в размере 2,2 мг;
• Фолиевая кислота до 400 мкг;
• Витамин В1 до 1,5 мг.
О ретиноле скажем отдельно, так как последние исследования доказали вред этого элемента если его содержание превышает установленные специалистом нормы. Злоупотребление ретинолом может привести к развитию у плода болезней нервной системы и почек. Особенно опасно употребление этого витамина( он относится к группе А) из добавок устаревших формул. Правильнее всего будет получать этот витамин из фруктов и овощей имеющих желтую, а так же оранжевую окраску.

Необходимая норма микроэлементов при беременности

Так же будем вести наш растёт исходя из суточной нормы для организма будущей мамы.
1. Кальций -1200 мг;
2. Фосфор- 1200 мг;
3. Железо-30 мг;
4. Цинк-15 мг;
5. Магний-320мг;
6. Йод-175 мг;
7. Селен-65 мг.
Особое внимание обратите на количество железа, его роль в период развития беременности имеет большое значение при снабжении плода кислородом, а так же достаточное количество такого микроэлемента в организме поможет избежать запоров. Микроэлементы при беременности подбираются и добавляются лишь по совету специалиста, которые сможет точно определить чего не хватает вам индивидуально после прохождении я исследований и сдачи анализов.

источник

Значение витаминов и микроэлементов при беременности

Поливитаминная и минеральная недостаточность — это акушерская и перинатальная проблема, ибо она регистрируется в России у 40–70% беременных женщин, в зависимости от региона. Микронутриентная потребность значительно возрастает также во время лактации.

Поливитаминная и минеральная недостаточность — это акушерская и перинатальная проблема, ибо она регистрируется в России у 40–70% беременных женщин, в зависимости от региона. Микронутриентная потребность значительно возрастает также во время лактации. Высокая потребность в витаминах и минералах в эти периоды жизни связана с активизацией функций эндокринных желез, ускорением обмена веществ, повышением потерь витаминов и минералов с мочой, а во время родов — с плацентой и околоплодными водами, при лактации — с молоком. Кроме того, беременная женщина передает часть витаминов и минералов плоду — для удовлетворения его потребностей.

Незаменимыми микроэлементами и минералами, которые должны рассматриваться как неотъемлемая часть рациона беременных женщин (как и кормящих), являются железо, фолиевая кислота, йод, кальций, магний, медь, марганец. Все большее значение на сегодняшний день придается цинку, необходимому для физиологического течения беременности и формирования здоровья плода.

Железо (Fe) в организме входит в состав гемоглобина, миоглобина, тканевых ферментов. В сосудистом русле оно представлено еще и в форме трансферрина (транспортное железо). В ретикуло-эндотелиальной системе имеется депо железа в форме ферритина и гемосидерина, а в костном мозге в виде линейных структур — сидероцитов. Здоровый организм способен пополнять запасы витаминов и минералов из пищи. Поддерживать это равновесие помогает гомеостатическая функция слизистой оболочки кишечника, которая зависит от насыщенности депо железа в организме. Из поступившего с пищей железа всасывается только 5–10% (0,5–2 мг).

В связи с этим передозировка препарата железа провоцирует диарею. Железо при этом теряется со слущенным эпителием кишечника.

Железодефицитная анемия (ЖДА) развивается у 1/3 популяции беременных женщин. Основные причины этого состояния: повышенная потребность в железе, алиментарная недостаточность и нарушения всасывания пищевого железа, а также манифестные и скрытые кровопотери. В третьем триместре железо из депо материнского организма используется для обеспечения потребностей плода. Известно, что существует латентный дефицит железа (ДЖ), и отмечается он у 30–50% женщин. ДЖ у человека считается системным нарушением, влияющим на функции всего организма, приводит к истощению железосодержащих соединений (цитохромы, дегидрогеназы и др.) во многих органах: мышцы, мозг, желудочно-кишечный тракт. В результате возникают многочисленные функциональные изменения еще до развития анемии. Обнаружить ДЖ можно только по лабораторным данным: снижение выработки аденозинотрифосфата (АТФ), нарушение метаболизма катехоламинов, оксигенации, бактерицидной активности и кишечной абсорбции. Этим положением обосновывается необходимость профилактической ферротерапии. Развившаяся ЖДА у беременных нарушает иммунное равновесие в системе «мать–плацента–плод», т. е. провоцирует гестоз, что является причиной осложнений в родах, анемии и хронической гипоксии плода с неблагоприятными последствиями для ребенка.

По рекомендациям ВОЗ все беременные на протяжении второго и третьего триместров беременности и в первые 6 мес лактации должны получать препараты железа. В своей перинатальной практике мы придерживаемся этих рекомендаций и на протяжении второй половины беременности (по показаниям и раньше) всем наблюдаемым женщинам назначаем ферротерапию с профилактической или лечебной целью. Препаратами выбора являются лекарственные средства, в которых элементарное двухвалентное железо комбинируется с фолиевой кислотой (ФК).

Во время беременности дефицит ФК приобретает особое значение, так как ФК усиливает нуклеиновый обмен, играет важную роль в гемопоэзе и обладает антимутагенным эффектом. Применение ФК направлено на профилактику разнообразных нарушений эмбриогенеза центральной невральной трубки (пороков развития ЦНС), и в частности spina bifida, а также фолатной анемии у плода и новорожденного.

В эту группу препаратов входят гинотардиферон, актиферрин композитум, мальтофер. Гинотардиферон относится к медленно действующим препаратам. Препарат содержит мукопротеозу — природную высокомолекулярную фракцию, защищающую слизистую желудочно-кишечного тракта от раздражающего воздействия ионов железа. Гинотардиферон отличается хорошей биологической доступностью содержащихся в нем ионов железа и удобной формой выпуска. В соответствии с рекомендациями ВОЗ, лечебная доза — 1 таблетка 2 раза в день, профилактическая — 1 таблетка 1 раз в день или через день.

Актиферрин композитум — препарат, содержащий помимо сульфата железа в достаточной дозе (113,85 мг) D-, L-серин, способствующий поддержанию иммунитета и улучшению всасывания железа из пищи, ФК (500 мкг) и витамин В12 (300 мкг). Одна капсула в день обеспечивает суточную потребность беременной женщины в железе и ФК.

Мальтофер фол представляет собой водорастворимый макромолекулярный комплекс многоядерной гидроокиси железа (Fe3+) и частично гидролизованного декстрина (полимальтозы). Данная молекула настолько велика, что диффузия ее через мембрану слизистой оболочки кишечника в 40 раз меньше, чем у двухвалентного железа. Этот комплекс не освобождает ионы железа в физиологических условиях. Железо в полинуклеиновом «ядре» связано со структурой, подобной сывороточному ферритину. Препарат не вызывает дозозависимых реакций, таких, как кишечные расстройства и изменение окраски зубной эмали. Отсутствие токсичности у мальтофера, со слов авторов, объясняется тем, что вместо пассивной диффузии происходит активный транспорт ионов железа и конкурентный обмен лигандами, от уровня которых зависит процесс абсорбции ионов железа. Токсичность препарата также очень низкая. Мальтофер фол — это жевательные таблетки, каждая из которых содержит 100 мг элементарного железа и 350 мкг ФК. Таким образом, среднюю суточную дозу составляет 1 таблетка. В последние 5 лет мальтофер фол в нашей практике является препаратом выбора.

Ферротерапия проводится под контролем анализов капиллярной крови. Желательно поддерживать уровень гемоглобина не ниже 110 г/л. Бытует мнение, что можно повысить или поддерживать гемоглобин на постоянном уровне с помощью усиленного употребления черной икры или морковного сока. Высокое содержание холестерина в черной икре препятствует всасыванию железа в кишечнике. Ежедневное употребление черной икры (равно, как и красной) усиливает сенсибилизацию организма матери, плода, а затем и новорожденного. В морковном соке железо отсутствует. Важным пищевым компонентом для поддержания уровня гемоглобина должны быть механически и термически обработанные мясные блюда (котлеты, тефтели, фрикадельки, запеканки, язык). Препараты железа рекомендуется запивать отваром шиповника, разбавленным гранатовым соком, так как аскорбиновая кислота играет основную роль в хорошей абсорбции железа в кишечнике. Нельзя запивать препараты железа молоком (кальций и железо конкурируют при всасывании), чаем (танины снижают всасывание железа), а также принимать препарат железа после злаковых блюд — каш (фитаты злаковых снижают всасывание железа).

Значение следующего микроэлемента для физического, социального и интеллектуального здоровья населения планеты трудно переоценить. Речь идет о йоде. Меры, предпринимаемые в последнее десятилетие во всем мире, изменили географию йоддефицитных заболеваний. К сожалению, Россия пока относится к группе стран, где йодный дефицит по-прежнему сохраняется на среднем или высоком уровне. «Конвенция о правах ребенка», подписанная президентом России совместно с руководителями 192 стран, предусматривает разработку и реализацию национальных программ по ликвидации йоддефицитных заболеваний (термин введен ВОЗ в 1983 г.).

Тиреоидные гормоны обладают широким спектром действия. Наиболее неблагоприятные последствия дефицита йода и, как следствие, нехватки тиреоидных гормонов возникают во внутриутробном онтогенезе. В период эмбриогенеза под влиянием гормонов щитовидной железы (ЩЖ) матери происходит закладка нервной системы и дальнейшая дифференцировка на белое и серое вещество, миелинизация проводниковой системы, формирование подкорковых структур, линейный рост, формирование опорно-двигательного аппарата и сердечно-сосудистой системы. Спектр проявлений, ассоциированных с дефицитом йода, включает спонтанные аборты, мертворождение, врожденные аномалии, повышение перинатальной смертности и другую патологию в ближайшей и отдаленной перспективе (гипотиреоз у новорожденных, нарушения умственного и физического развития).

Читайте также:  Витамин е совместим с магнием

Суточная потребность в йоде для беременных составляет 200 мкг/сут. Йод в достаточных для беременных женщин дозах входит также в состав комплексных витаминно-минеральных препаратов: фолио, матерна, витрум пренатал форте, мульти-табс перинатал.

Прием во время беременности и в течение первых 6 мес лактации калия йодида 200 или йодомарина 200, сохранение грудного вскармливания нормализуют йодообеспечение матери и ребенка, уменьшают число акушерских осложнений, а также риск развития нарушений роста и развития плода и здоровья новорожденного, снижают частоту транзиторного гипотиреоза у новорожденных, повышают концентрацию йода в грудном молоке и служат профилактикой йодного дефицита у младенцев. Мы считаем обязательным наблюдение всех беременных эндокринологом. Любая дисфункция ЩЖ у беременных, в том числе субклинический гипотиреоз и минимальная тиреоидная недостаточность, подлежат коррекции левотироксином с момента верификации диагноза. Выявление любого узла ЩЖ — показание к уточнению ее функционального состояния.

Следует непременно остановиться на значении такого минерала, как магний (Mg), названный Питером Ф. Гиллэмом (США) чудодейственным. По содержанию в организме он занимает 4-е место среди других катионов (после натрия, калия и кальция), а по содержанию в клетке — второе (после калия). До 80–90% внутриклеточного магния находится в комплексе с АТФ. Он является необходимым элементом практически всех энергопотребляющих процессов (более 300 биохимических реакций). Магний является естественным антагонистом кальция, регулятором множества физиологических функций: работы ЦНС, системы свертывания, сердечно-сосудистой системы, обменных процессов и т. д.

Потребность в магнии у взрослых лиц составляет 5 мг/кг массы тела в сутки.

У беременных и кормящих женщин суточная потребность в данном минерале возрастает до 10–15 мг/кг, т. е. в 2–3 раза. Последствия недостатка магния полиморфны: артериальная гипертензия, сердечная аритмия, дисфункция надпочечников, мышечные боли, деминерализация костей, кариес, запоры, невроз и т. д. Известно, что дефицит магния повышает чувствительность организма к вирусной и бактериальной инфекции, что крайне важно в связи с повышением риска развития осложнений беременности и угрозы для здоровья и жизни плода.

Потребности беременных и кормящих женщин в магнии удовлетворяет прием одного из двух препаратов: магне В6 (48 мг магния с 5 мг витамина В6, усиливающего метаболический эффект магния) или магнерот — оротовая соль Mg ++ ( 32,8 мг магния). Оротовая кислота способствует росту клеток и фиксации магния на АТФ в клетке. Для обоих препаратов курс — 6 нед по 2 таблетки 3 раза в день. Противопоказание — почечная недостаточность. В сбалансированном соотношении с кальцием магний входит в состав комбинированных препаратов.

Кальций (Ca), также играющий ключевую роль во всех видах обмена (минеральный, белковый, жировой, углеводный, энергетический), в процессе костеобразования, гемостаза, в межклеточном сигнальном взаимодействии, усваивается в организме только в присутствии магния. В последние годы установлена роль ионов кальция в пролиферации и дифференцировке клеток. Существуют доказательства положительного действия кальция, который добавляли в рацион беременных женщин для профилактики и лечения артериальной гипертензии, обусловленной гестозом. Есть даже предположение, что применение препаратов кальция во время беременности может оказывать долговременное влияние на уровень артериального давления у потомства. Однако в этой области до сих пор существуют противоречия. Неизвестны пока механизмы, посредством которых кальций снижает артериальное давление. Нет достоверных доказательств того, что назначение кальция полезно всем беременным.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, к каким последствиям приводит дефицит кальция. Гораздо меньше известно об угрозе, которую несет с собой избыток данного микроэлемента. Одностороннее повышенное употребление кальция наиболее часто наблюдается у беременных, да и у других групп населения, при ежедневном усиленном питании молочными продуктами. Повышенное содержание кальция и пониженное — магния приводит к остеопорозу в «молочных» (сельскохозяйственных) популяциях. Несомненно, существуют группы женщин с высоким риском «остеопенического синдрома» в период беременности и лактации, например беременные девушки-подростки или женщины с патологией надпочечников. L. D. Ritchie и J. C. King считают, что нужны дополнительные исследования относительно того, когда следует назначать кальций: на ранних сроках или в середине беременности, а также нет ли нарушений всасывания кальция у беременных с артериальной гипертензией. В НИИ акушерства и гинекологии РАМН им. Д. О. Отта и Государственной педиатрической медицинской академии (Санкт-Петербург) в настоящее время разрабатывается новая концепция гипокальциемии при осложненном течении беременности, родов и послеродового периода. Ясно одно: молочные продукты не спасают от гипокальциемии. Наиболее адекватным подходом к профилактике нарушений обмена кальция можно считать обеспечение его достаточного поступления в организм.

Определение уровня кальция не дает полной информации о степени остеопении. Объективная диагностика остеопении и остеопороза основана на ультразвуковой денситометрии, а также на биохимических методах определения маркеров резорбции и ремоделирования костной ткани. Итак, женщинам из группы риска, по клиническим или лабораторным показателям, а также в осенне-зимний период необходимо назначение препаратов кальция. Большое значение имеет выбор препарата.

Существующие лекарственные формы заметно различаются по содержанию элементарного кальция, биодоступности и влиянию на костный обмен. Так, наиболее высокое содержание кальция отмечается в карбонате кальция (400 мг на 1 г соли), среднее — в цитрате кальция (211 мг на 1 г соли) и самое низкое — в глюконате кальция (90 мг на 1 г соли). Поэтому предпочтение отдается препарату кальций Д3 Никомед: 1 таблетка содержит 1250 мг карбоната кальция, что соответствует 500 мг свободного кальция. Для профилактики гипокальциемии при беременности и лактации, когда потребность в кальции еще более возрастает, кальций Д3 Никомед целесообразно принимать по 1 таблетке 2 раза в день.

Нельзя не отметить также значение такого микроэлемента, как цинк (Zn). Ему принадлежит важная роль в синтезе белка и нуклеиновых кислот. Цинк является частью генетического аппарата клетки и незаменим на многих этапах экспрессии гена.

В связи с этим цинк оказывает прямое действие на рост и пролиферацию клеток всего организма. Плод нуждается в цинке с периода эмбрионального онтогенеза. Для беременных и кормящих женщин дополнительным источником цинка, помимо питания, также служат комбинированные препараты.

Крайне важной является проблема, которую можно сформулировать следующим образом: витамины и беременность. Потребности организма женщины во время беременности и лактации закономерно возрастают. Поступающие в организм женщины нутриенты, макро- и микроэлементы, витамины необходимы для материнского организма, а также для жизнеобеспечения эмбриона и плода (см. табл.).

Соответственно, недостаток перечисленных витаминов, и об этом пишут многие авторы, приводит к непоправимым последствиям: нарушениям в развитии эмбриона и плода, осложненному течению беременности.

Однако о роли гипервитаминоза в развитии патологии у ребенка говорят и пишут намного меньше. Известно, что природа почти всегда не приемлет крайних вариантов, будь то дефицит или избыток. Очень часто в семье, в которой ждут рождения ребенка, доминирует мнение, что будущей матери необходимо «побольше витаминов». Грустно говорить, но это женщине советуют многие врачи, не говоря уже о рекламе. В результате у населения сложилось мнение, что витамины — это пищевой продукт, который можно употреблять без назначения врача.

Необходимо напомнить, что самый «любимый» в народе витамин — аскорбиновая кислота, поступившая в организм в большой дозе, обладая гистамин-либерационными свойствами, может провоцировать появление сыпи, крапивницы — реакции гиперчувствительности немедленного типа. Конечно, понятие «большая доза» можно считать относительным, но существует конституциональная предрасположенность к тем или иным реакциям. Выяснить тип конституции можно при анализе семейного анамнеза. Избыток витамина С не показан беременным и детям нервно-артритической конституции, ибо он может послужить провоцирующим фактором для развития метаболической нефропатии (оксалурия, уратурия) — основы для возникновения почечно- и желчнокаменной болезни в будущем. Тем же гистамин-либерационным эффектом обладает витамин В1, и не только при парентеральном введении. Иначе говоря, мы считаем, что необходим дифференцированный подход к назначению витаминотерапии.

Жирорастворимые витамины А и Д, применяемые в большой дозе, обладают цитотоксическим и тератогенным эффектами. Так, гипервитаминоз А вызывает пороки развития ЦНС, глаз, неба, урогенитальную патологию, а избыток витамина Д — надклапанный стеноз аорты. Практику бесконтрольного применения витаминных препаратов беременной женщиной без перерыва с первых недель беременности до родов, когда не учитываются аллергологический анамнез семьи, сезон, характер течения беременности и метаболический риск для плода, следует считать порочной.

Мы полагаем, что витаминотерапия должна проводиться прерывистыми курсами (курс — 3 нед, 1 нед — перерыв). Перерывы удлиняются в сезон, когда повышена инсоляции и имеется в наличии большое количество свежих овощей и фруктов. В противном случае дети часто рождаются практически с закрытым большим родничком, что может привести к известным осложнениям со стороны ЦНС.

Витамины В5, В6, Е и аскорутин обладают мембраностабилизирующим действием, в связи с чем при развитии клинических и лабораторных признаков осложненного течения беременности они могут быть использованы в комплексной терапии (изолированно или в комбинации не более двух одновременно) курсом 10–14 дней.

Токоферол и аскорбиновая кислота обладают также антимутагенным эффектом, и поэтому при заболевании ОРВИ (особенно вызванной ДНК-содержащими вирусами) в первом триместре беременности целесообразно назначать их в комплексе курсом на 2 нед: витамин Е по 100 МЕ 2 раза в день и витамин С по 0,25 г 2 раза в день.

Характерным признаком нормального течения беременности является увеличение массы тела на фоне хорошего самочувствия. В среднем за время беременности женщина прибавляет 9–12 кг. Темпы прибавки нарастают от триместра к триместру и в процентном соотношении распределяются следующим образом: первый триместр — 10 %, второй — 30 % и третий — 60%.

Для обеспечения высоких потребностей организма беременной женщины в витаминах и микроэлементах в последнее время используют специальные витаминно-минеральные комплексы: матерна, витрум пренатал форте, мульти-табс перинатал, прегнавит и др. — а также сбалансированные питательные смеси: думил мама плюс, берламин модуляр, фемилак, энфамама и др. Витаминно-минеральные комплексы не содержат незаменимых аминокислот, неэстерифицированных жирных кислот и источников энергии и поэтому не могут заменить полноценного питания. Питательные смеси в этом смысле имеют преимущества, так как в их состав входит оптимальный набор аминокислот, полиненасыщенные жирные кислоты. Питательные смеси обладают хорошими вкусовыми качествами. Однако, учитывая тот факт, что принимать их надо по 1 стакану напитка 3–4 раза в день, в третьем триместре такой объем жидкости может оказаться излишним. Из подобной ситуации есть два выхода: добавлять смесь в готовые блюда или перейти на прием таблетированных препаратов.

Важно отметить, что витаминно-минеральные комплексы целесообразно принимать обоим супругам в течение 1 мес по 1 таблетке в день в качестве прегравидарной подготовки.

На основании нашего 18-летнего опыта наблюдения за беременными (около 1000 женщин) и их детьми по программе перинатальной охраны здоровья детей с различной конституциональной предрасположенностью мы можем сказать, что проблема обеспеченности витаминами и микроэлементами тесно связана с проблемой рационального питания. В решении обеих задач должен применяться дифференцированный (индивидуальный) подход. Судя по пищевым дневникам, не все беременные испытывают пищевой дефицит. Все отчетливее регистрируется расслоение общества на группы с разной степенью материальной обеспеченности. Этот фактор, а также сезонные изменения качественного состава рациона обосновывают возможность прерывистых курсов витаминотерапии. Кроме того, на современном этапе беременность рассматривается как аллергический феномен, где плод является аллотрансплантантом, а гестоз расценивается как иммунологический конфликт в системе «мать–плацента–плод». В этой ситуации избыток в пище облигатных аллергенов может послужить провоцирующим фактором для осложненного течения беременности и внутриутробной сенсибилизации плода — формированию патологического иммунологического фенотипа. А это уже совсем другая тема.

Литература
  1. Абрамченко В. В., Костюшов Е. В. Гипокальциемия как причина возникновения гестоза. Саратов, 1997. С. 19–21.
  2. Абрамченко В. В., Данилова Н. Р., Костюшов Е. В. Теория гипокальциурии и оксидативного стресса в возникновении гестоза и его профилактика препаратами кальция//Проблемы репродукции. 2002. № 4. С. 13–15.
  3. Ахмина Н. И. Антенатальное формирование здоровья ребенка. М.: Медпресс-информ, 2005. 207 с.
  4. Городецкий В. В., Талибов О. Б. Препараты магния в медицинской практике. М.: Медпрактика-М, 2003. 44 с.
  5. Грищенко О. В., Сторчак А. В., Шевченко О. И., Грищенко В. В. Остеопенический синдром при беременности и в период кормления грудью: метод. рекомендации. Харьков, 2004. 17 с.
  6. Касаткина Э. П., Шилин Д. Е., Петрова Л. М. и др. Роль йодного обеспечения в неонатальной адаптации тиреоидной системы//Проблемы эндокринологии. 2001. Т. 47. № 3. С. 10–15.
  7. Кобозева Н. В., Гуркин Ю. А. Перинатальная эндокринология: руководство для врачей. Л., 1986. С. 128–163.
  8. Соколова М. Ю. Дефицит кальция во время беременности//Гинекология, 2004. Т. 6. № 5. 4 с.
  9. Спиричев В. Б. Что могут и не могут витамины? М., 2003. 299 с.
  10. Хорошилов И. Е. Новые подходы в лечебном питании беременных и кормящих женщин: пособие для врачей. Петрозаводск: ИнтелТек, 2003. 16 с.
  11. Эффективность Мульти-табс Перинатал для беременных и кормящих женщин: учеб. пособие. М., 2004. 21 с.
  12. Щеплягина Л. А. Цинк в педиатрической практике: учеб. пособие. М., 2001, 83 с.
  13. Школьникова М. А. , Гурова С. Н., Калинин Л. А. и др. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов: пособие для врачей. М.: Медпрактика-М, 2002. 28 с.
  14. Питер Ф. Гиллэм. Чудодейственный минерал. США, Лос-Анжелес: Фри Хорайзонс Паблишинг, 2000. 24 с.
  15. Справочник Видаль. Лекарственные препараты в России. М., АстраФармСервис, 2001. 1536 с.
  16. Lorrene D. Ritchie, Janet C. King. Dietary calcium and pregnancy-induced hypertension: is there a relation? //Am J Clin Nutr. 2000; 71: 1371–1374.

Н. И. Ахмина, доктор медицинских наук, профессор
К. А. Охлопкова, кандидат медицинских наук
РМАПО, Москва

источник

Микроэлементы и беременность. Часть 2

Дмитрий Еделев:

Сегодня у нас вторая часть разговора с Анатолием Викторовичем Скальным доктором медицинских наук, профессором, академиком.

Анатолий Викторович, сегодня мы с Вами продолжим говорить о микроэлементах при беременности. Мы с Вами остановились на первом триместре. Если можно, чуть-чуть снова коснёмся этого периода, когда только образуются основные органы, затем перейдем ко 2 – 3-му, и по возможности, как будем успевать, перейдем к кормлению. Потому что период кормления так же важен, как период внутриутробного развития ребенка.

Анатолий Скальный:

Спасибо, я постараюсь быть компактнее. По данным Кохрейновской базы (есть такая авторитетная база данных доказательной медицины, все сведения которой принимаются на веру нами, врачами и учеными), говорят о том, что, если женщина начинает следить за питанием, за 3 минимум, а лучше за 6-8 месяцев до начала беременности, и принимает рекомендованные врачом мульвитаминные, витаминоминеральные или монопрепараты, микроэлементы, витамины, аминокислоты, то на десятки процентов у нее реже частота различных заболеваний, типичных осложнений при беременности, дети рождаются умнее, меньше рождается маловесных детей, меньше рождается детей с различными дефектами. На ранних стадиях очень важен дефицит многих витаминов, фолиевой кислоты, В12, цинка, йода, холина. Дефицит этих элементов может приводить к поражению нервной трубки, поражениям закладки органов еще на стадии эмбриона, когда еще плода нет. Очень часто эти грубые дефициты приводят к тому, что происходит самопроизвольный аборт или замирающая беременность. Во всяком случае, природа не любит дефицитов, она противится дефициту. Она мудрая, и знает, что, если дефицитарна мать и дефицитарен ребенок, или интоксикации имеют место, то ничего хорошего, в конце концов, не получится, во всяком случае, проблемы гарантированы.

Читайте также:  Кто открыл витамины в продуктах

О каждом элементе, о каждом витамине, о каждой аминокислоте можно говорить очень много, но общие правила следующие. Элементы можно разделить на несколько групп. Есть элементы, дефицит которых нарастает от 1-го до 3-го триместра, например, железо, марганец. Есть наоборот, дефицит содержания которых в организме падает — медь, селен, например. С медью немножко другая зависимость, хотя в плоде сверхзапасание меди в последнем триместре увеличивается. Некоторые показатели, например, дефицит железа в 1-ом триместре беременности женщины можно компенсировать 20 мг железа, то к концу беременности нужно 50 мг в течение 4-6 недель, чтобы покрыть возможный дефицит. Практически, то же самое касается любого элемента, я даже не хочу перечислять: кальций, магний, макро-, микроэлементы, цинк, селен. Но есть некоторые нюансы. Они заключаются в том, что, как правило, по стандарту обследования таких пациентов пока практика та, в которой исследуются какие-то отдельные показатели. Например, пошла мода на определение витамина D, хотя есть масса работ, показывающих: если есть дефицит кальция, то будет Вам дефицит витамина D, и наоборот. То есть, надо обследовать комплексно. Есть дефицит витамина А – будет дефицит цинка, есть дефицит витамина Е — будет дефицит селена, и наоборот. Бессмысленно делать подобный анализ сейчас, в эпоху, когда существуют методы многоэлементного анализа, многокомпонентного анализа, масс-спектрометрии, которая позволяет определить и вещества, и их метаболиты. Надо переходить на них. Можно сказать: «Да, мы сделали все, мы не допустили избытка свинца или дефицита магния, но все равно эклампсия или преэклампсия возникла», потому что очень много элементов вызывает то же самое.

Общие правила следующие. Между организмом матери и организмом ребенка, практически, прямая корреляция по всем питательным веществам. Если растет содержание токсичных элементов: кадмий, свинец, ртуть, мышьяк и многие другие, и при этом наблюдается дефицит, а он всегда будет наблюдаться, потому что элементы конкурируют друг с другом, то у нас будут все осложнения, с которыми сталкивается врач, с которыми сталкиваются потом родители. У женщин могут быть эклампсии, преэклампсии, поздний токсикоз беременных, анемия; у детей — преждевременное рождение, на ранних этапах дефицита это возможности самопроизвольного аборта или затруднение с вынашиванием. Я от многих специалистов слышу, они говорят: «Сейчас много детей рождаются с дефицитом массы тела, с субоптимальными массами тела, с субоптимальными размерами тела». Я говорю в данном случае при дефицитах, важна вторая часть.

С другой стороны, надо определять спектры или профиль всех жизненно важных и всех токсичных элементов, или всех жизненно важных витаминов (они нужны для нашего развития), аминокислот, иначе мы можем ошибиться. С технической стороны фокус в том, что сейчас можно сделать стоимость что 1-го показателя, что 20-ти почти равной. Поэтому нужно переоснащать лабораторную службу медицинских учреждений и клиник, где есть клиническая лаборатория, не закупать технологическое старье. Может, прибор и новый, красивый, и недавно собран, но он идеологически уже не соответствует требованиям нашего времени. В результате, как говорится: «Глаза не видят, сердце не болит». Мы не переживаем по поводу того, есть или нет проблемы, мы их не видим.

Анализ на содержание микроэлементов должен быть комплексным, так как все элементы и витамины находятся во взаимосвязи между собой.

Несколько лет назад мы провели исследование в одном из роддомов города Москвы. Установили, что 9 из 10 маловесных детей, которые рождаются с весом около килограмма, плюс-минус, имеют большой дефицит селена, каких-то других элементов, в первую очередь мы заметили по селену, по цинку. Высокие дефициты. Если их не исправлять парентерально, или другими средствами через маму, не давать, то мы этих детей либо потеряем, либо получим не настолько здоровых детей, хотя врачи рассказывают: мы выхаживаем, у нас получается. Нам каждая жизнь дорога, не только проценты показателей, и, если мы можем с помощью достаточно простых способов это сделать, то мы должны делать. Если мы не знаем, что есть такая проблема, значит, у нас и нет препаратов, мы не закупаем препараты. Мы не регистрируем препараты, не регистрируем средства парентерального питания, потому что мы не знаем, что эта проблема у нас существует, мы ее не диагностируем. Но, к сожалению, эта проблема существует. Часто врачи отправляют маму во время беременности на определение содержания цинка. Она отправляется в одну из известных лабораторий, сдает кровь на моноанализ, ничего нет. Но человек ведь не цинковый мальчик рождается, это же гармония, баланс, очень многие параметры надо учитывать. Я сейчас базируюсь на данных общепринятой Кохрейновской базы. В общем, если у есть дефицит магния, мы его вовремя не компенсировали, то мы будем иметь проблемы с различными спазмами икроножных мышц, как минимум.

Дмитрий Еделев:

С развитием мышечной, сердечно-сосудистой системы.

Анатолий Скальный:

Мама страдает, и ребенок страдает. Если мы восполним дефицит цинка, не допустим дефицит цинка, будем давать цинк детям во внутриутробном периоде развития и потом с кормлением, то, как правило, эти дети имеют лучше показатели когнитивной функции, лучшие показатели развития, и мальчики, рождаются мальчиками. Кроме того, у них нет многих соматических заболеваний, в первую очередь связанных с дефектами иммунной системы, потому что цинк, как известно, существенно влияет на неё. Если, например, мы видим – содержание цинка нормальное, но мы не определяли содержание кадмия, то при избытке кадмия, который является антагонистом цинка, мы получим то же самое. Мы видим вроде как содержание цинка в норме, но относительно кадмия и других антагонистов цинка, он находится в дефиците – другая опасность.

Дмитрий Еделев:

То есть, моно определение одного вещества бессмысленно. Если нет понимания содержания другого вещества, который его блокирует, то вполне возможно, что кажущееся внешне достаточное количество на самом деле является дефицитом?

Анатолий Скальный:

По результату анализа у тебя норма, а если ты возьмешь соотношение, то получишь дефицит. Мы сделали большую работу и опубликовали два года тому назад в монографии журнала издательства Springer, очень весомое издательство. Мы показали, что, если мы просто определяем содержание селена у беременных, то мы видим достоверность тех или иных отклонений, их десятки, отклонение будет в пределах 0,05 — 0,01, на той выборке, которую мы имели. Но, как только мы берем соотношение селена к ртути, то вся достоверность вываливается за 0,0001 – 0,00001, достоверность резко возрастает именно за счет того, что не только абсолютное содержание селена, но и его отношение к ртути имеет огромное значение для развития, для здоровья матери.

Дмитрий Еделев:

Я правильно понимаю, что соотношение селена к ртути в промышленных городах, в мегаполисах – это один из важнейших показателей?

Анатолий Скальный:

Не только в мегаполисах, а там, где есть мусоросжигательные заводы, где часто горит тайга, у нас много территорий где горят леса. Основная миссия ртути — это природная миссия за счет пожаров, например. Люди сжигают траву, сухостои, существуют теплоэлектроцентрали, люди топят бурым углем. Ртуть попадает в атмосферу и к нам через дыхательные пути. Кстати, очень важно что, например, если с пищей отравиться марганцем или хромом практически невозможно, потому что их усвоение 1-3-4 %, то ингаляционно, с атмосферным воздухом усвоение 90-95 %. Результат какой? Результат очень нехороший может быть. Если, например, мы перешли с антидетонирующего соединения свинца, мы добавляем органически связанный марганец, то мы получаем в атмосфере наших городов достаточно высокое содержание марганца, который усваивается очень хорошо. Почему существует болезнь сварщиков, manganese, профессиональное заболевание? Они же дышат аэрозолем, в котором повышенное содержание марганца. Точно так же жители города, особенно города, где есть сталеплавильное производство, где есть машинообработка, или же идет процесс легирования стали, в основном, если связно с металлом, то можно получить избыток. Но есть другая сторона, что и дефицит марганца – очень плохо, потому что он влияет на нейротрансмиссию, на дофамин и так далее.

Сейчас у нас президентом поставлена задача увеличить продолжительность жизни. Я верю, что это можно сделать, потому что к нам приходят пациенты, у которых в 91 год появилась жалоба на то, что ему трудно дышать, других, как правило, отклонений-то особых нет. Те, кому 70-80 лет, полумарафоны бегают. У меня недавно был гость из Соединенных Штатов Америки, известный профессор, человек бегает Нью-Йоркский марафон в 60 с лишним лет, ему нормально. Ради интереса прошел обследование в нашей лаборатории, никаких у него проблем нет, потому он и бегает марафон, он может его пробежать. Так же и с беременностью. Тут же мы говорим о резервометрии, о ресурсах, когда не хватает жизненно важного вещества или накапливается в небольших количествах. Когда мы обрабатываем различные изделия, металлы, происходит коррозия, в городе сколько коррозии, сколько тонн металла коррозирует в день именно в виде пыли? Кажется, что вроде бы немного, но это металл в чистом виде, в природе в чистом виде он не попадает в организм, он становится опасным. Самая большая опасность металлов, которые я перечислил, – кадмий, ртуть, свинец, мышьяк, – в том, что они нарушают сигнальное воздействие, их называют гормональными дизрапторами.

Дмитрий Еделев:

Скажите по-русски, профессор.

Анатолий Скальный:

Разрывает нормальные сигналы между репродуктивной, эндокринной системой. Казалось бы, не так уж и много, но этот металл попадает в организм в чистом виде с вдыхаемым воздухом или с пищей, в основном, с воздухом и с водой, это наиболее опасно. Мы, конечно, получаем проблему, о которой просто не догадываемся. Почему? Например, оказывается, ожирение во многих популяциях связано с тем, что у людей повышенное содержание ртути, точно так же ожирение связано с избытком кадмия. Ожирение не потому, что они слишком много едят, у них неправильно метаболизируются те или иные вещества.

Я хочу резюмировать: надо определять баланс. В ХХI веке, для того чтобы жить долго, нужно определять баланс между основными жизненно важными элементами. Под элементами я имею ввиду не только химические элементы, но и микронутриенты, нутриенты. С другой стороны, надо определять содержание наиболее распространенных поллютантов – загрязнителей. Есть еще один важный аспект: ключевым вопросом при усвоении микронутриентов и полидетоксикации поллютантов является количество потребляемого белка. Любой акушер-гинеколог знает, или должен знать: чтобы избежать проблем с развитием плода и со здоровьем беременной, надо следить, чтобы у нее была высокопротеиновая диета, малоуглеводная, чтобы было много пищевых волокон, и при этом минеральных веществ, плотность потребляемой пищи должна быть выше, не объем, а плотность. Еще одну вещь мы часто забываем, что у беременных повышается объем циркулирующей крови, поэтому концентрация многих элементов, естественно, становится ниже, и поэтому видим более низкие показатели железа или других элементов, и меньше этих элементов доходит до ребенка.

В ХХI веке, для того чтобы жить долго, нужно определять баланс между основными жизненно важными элементами.

Дмитрий Еделев:

Анатолий Викторович, Вы озвучили такую мудрую мысль, что должен поддерживаться баланс. Расскажите, каким образом контролировать поддержание баланса во время беременности? Как часто необходим контроль, и что необходимо контролировать? Мы коснулись того, что mono элемент — бессмысленный и бесполезный, а из большого числа элементов что нужно контролировать? Это практический совет и для врачей, и для пациентов.

Анатолий Скальный:

Надо контролировать содержание белка. Когда? В момент, когда Вы подумали, о том, что Вы хотите зачать ребенка? Вы уже планируете, но Вы еще ничего не сделали. У меня есть пациенты, которым я говорю: «Подождите полгода, Вы не готовы, у Вас количество каких-то осложнений. Вы же столько ждали, Вы же готовитесь, Вы же осознанно подходите к этому. Подождите 3-4 месяца, восстановитесь и тогда, пожалуйста: на старт, внимание, марш».

Дмитрий Еделев:

Анатолий Скальный:

К нам часто приходят люди, которые особых проблем не имеют, есть отдельные жалобы, но сказать, что это больные с большой буквы – конечно, не скажешь. Приходят в 38-42-45, даже молодёжь, юноши, не важно. При беременности самое важное – контролировать содержание белка. Есть простейшие методы, тот же биохимический анализ крови, который свидетельствует о состоянии углеводного обмена, отражает липидный обмен, белковый обмен. Это раз. Банальный, стандартный набор. Второе, если про беременность: фолиевая кислота, витамин В12 и набор жизненно важных микроэлементов. Мы, например, рекомендуем определять 25 химических элементов – наиболее важных токсических и жизненно важных элементов, а также набор аминокислот, как не заменимых, так и заменимых, наиболее часто встречающихся. Это тот набор, который говорит о том, сбалансировано ли Ваше питание, сбалансирован ли Ваш организм по отношению к среде, в которой Вы находитесь – в психоэмоциональной среде, в среде физической и так далее.

Как прообраз протокола ведения здорового человека, за полгода минимум, а лучше за 3-6, лучше за 6, чем за 3, лучше за 9 месяцев, чем за 6, пройти первый, сейчас модное слово, чекап – проверку, диспансеризацию. Пройти диспансеризацию, понять, где у Вас слабые места, что можно сделать. До планируемого зачатия сделать еще раз повторный анализ в течение полугода или 6-8 месяцев, а потом где-то в середине беременности во 2-ом триместре можно сделать еще раз. Потому что то, с чем Вы пришли во 2-ой триместр, это то на чём Вы будете рожать, на чем Вы будете кормить и так далее. Невозможно моментально восполнить дефицит, невозможно моментально избавиться от токсических веществ. Кстати, откуда берутся токсические вещества, кроме того, что мы их вдыхаем? Организм женщины перестраивается перед рождением ребенка и, например, идет потеря мышечной массы, а мышцы – это депо, и если в этом депо были токсины, то мы их получаем в кровь. В костной ткани идет перестройка, она более пластичная, подвижный пул кальция и других остеотропных элементов увеличивается. Если там был стронций, то он будет в крови, его будет больше.

Дмитрий Еделев:

Стронций – это вещество, которое накапливается в костях.

Анатолий Скальный:

Свинец и кадмий тоже накапливаются в костях. Но, очень интересно, что у среднестатистического новорожденного ребенка в период от новорожденности до 5 лет идет возрастание, потом снижается относительное содержание токсичных металлов. Казалось бы: как, откуда, зачем? В период бурного роста социальных элементов не хватает, токсичные проявляются. Мы менее защищены, у нас еще не созрели системы детоксикации, человеческий организм не умеет этого делать, поэтому: чем меньше токсинов – тем лучше, чем больше жизненно важных вещей – тем лучше. А что мы видим? Что у нас падает пищевая плотность продуктов, значит, у нас большинство людей находится в зоне риска. Многие люди как думают: купил поливитаминный препарат – все проблемы решил. Но тут же не все равномерно снижается или повышается, поливитаминный препарат – не панацея, его недостаточно для детоксикации. Он может очень отдаленно восполнять Ваши потребности, тем более, что большинство препаратов закуплены и апробированы не на нашей популяции, произведены не у нас, не для нашего населения и не для наших условий.

Читайте также:  Витамин в расслабляет мышцы шеи

Дмитрий Еделев:

Не для нашей воды, не для нашей почвы.

Анатолий Скальный:

Не для нашего менталитета и так далее. Если мы будем гадать на кофейной гуще, можем допустить фатальную ошибку. Сейчас жизнь человеческая стоит дорого; и ребенок стоит дорого, и мать стоит дорого, мы все стоим дорого. Наша ценность резко возросла и для государства, и для нас лично. Мы можем себе многие вещи позволить, но в первую очередь нужно позволить себе оценивать и поддерживать баланс, потому что в самых начальных этапах это банально, тут даже уже не медицина — лайфстайл. Ну, ешь больше продуктов, богатых цинком или железом, чуть-чуть больше красного мяса, или принимай какие-то простейшие препараты.

По поводу витаминно-минерального комплекса. Конечно, фирмы рекламируют витаминно-минеральные комплексы, которые всё должны решать, но очень много моно проблем. У меня нет проблем по 10-6 витаминам и по 5 микроэлементам, у меня дефицит селена, у меня дефицит цинка и больше ничего. Зачем мне принимать избыток меди в витаминно-минеральном комплексе, который антагонист цинка? Зачем мне принимать цинк, если у меня дефицит меди, потому что цинк способствует выведению меди, это показывает доказательная медицина, это известные вещи. Поэтому, давайте так: раз мы так себя любим, раз мы столько платим за процедуру ЭКО, государство столько тратит на перинатальные центры, – в 100 раз дешевле пропагандировать в массах здоровый подход к здоровой жизни, пропагандировать новые технологии. Я имею в виду технические, аналитические технологии. Не закупать позавчерашнее оборудование. В перинатальных центрах есть все с точки зрения акушерства и гинекологии, но вот дополнения, которые должны стоять на входе, которые должны помогать персонализировано вести беременную – я уверен, что их нет, я это знаю, мы это видим. Вернее, это есть, но это ХХ век, но мы уже 20 лет ХХI века прожили.

Дмитрий Еделев:

Уважаемый профессор, Вы говорите о том, что до того, как появится ребенок, организм нужно «убрать», вычистить, привести в порядок? И, к сожалению, во многих случаях, это не делается?

Анатолий Скальный:

Да. Это не делается не только юношами, у которых, как мы считаем, в голове ничего нет, но у них и токсинов нет. У них еще маленькие экспозиции, даже если они курили, то курили они год, а не 20-30 лет, как более взрослые люди. Но, опять же, человек пришёл – мы должны просчитать, оценить. Есть термин «прецизионная медицина», сейчас придумывают всякие 4П, 5П. Это прецизионная, предиктивная, предсказательная, превентивная, предупредительная, персонализированная – все это П, как угодно назовите, но мы видим вал проблем. Сколько стоит родившийся с диагнозом ребенок для государства? Сколько стоит, если мы недооценили, недосмотрели, не сделали? Сколько мы тратим потом на то, чтобы попытаться отыграть ситуацию, которая возникает очень часто? Самое обидное, что она возникает на голом месте, там, где можно было её избежать.

Дмитрий Еделев:

Уважаемый Анатолий Викторович, моя глубокая уверенность, я здесь полностью Вас поддерживаю, что избежать проще, чем потом лечить — это первое. Второе, методы диагностики крайне просты и недороги для потребителя. Да, это высокотехнологичные методы, да, это сложное оборудование, сложное программное обеспечение, но, тем не менее, это уже доступные методы. Мы с Вами сказали, что это нужно сделать. Как часто это делать? В период беременности — начало, серединка и конец.

Анатолий Скальный:

Мы берем до беременности желательно за 6-9 месяцев, крайний срок за 3 месяца, во 2-м триместре, потом мы берем после рождения ребенка, где-то на 3-ем месяце. Это у мамы. Поскольку корреляция между ребенком и мамой очень высокая, то берем у мамы. Например, если брать пуповинную кровь, то корреляция по большинству тех компонентов, о которых мы говорим, очень высокая, что можно не ошибиться. Но есть нюансы, например, в пуповинной крови больше железа, чем в крови матери почему-то.

Дмитрий Еделев:

Анатолий Скальный:

Да-да-да. Есть природа, и она предусматривает разные защитные прокладочки для организма. Это раз. Далее, если мы уже выросли, в год ребенку можно пройти обследование, причем я говорю о неинвазивном, можно взять анализ волос.

Дмитрий Еделев:

А маму? В третий месяц, больше не смотрим?

Анатолий Скальный:

Нет, третий месяц после рождения ребенка. Во время беременности 2-ой триместр, потом мы смотрим 3-ий месяц после рождения ребенка, чтобы подстраховать маму на предмет, чтобы у нее не развились дефициты из-за кормления.

Дмитрий Еделев:

То есть, в третьем триместре мы не смотрим?

Анатолий Скальный:

Нет, не нужно, нет необходимости. Дальше уже по достижении года ребенком можно сделать повторный анализ маме, можно уже и ребенка посмотреть. Почему? В 1 год, 1,5-2 часто возникает задержка психического развития, ретроградное развитие, возникают проблемы. То ли на фоне вакцинации, я не буду здесь обсуждать разные версии. Есть некоторые критические уровни, которые надо перешагнуть в развитии. Я бы сделал обследование по достижению года уже и у ребенка. Потом уже, я считаю, для человека без хронических заболеваний будет достаточно 1 раз в 3 года для ребенка, 1 раз в 5 лет для взрослого. Если есть какие-то заболевания или жалобы, то я рекомендовал бы делать обследование, например, при обращении и через полгода, чтобы увидеть, что сработало и что клинически стало лучше, и как это коррелирует с изменением лабораторных показателей. Это ценнейшая информация для самого пациента, он будет знать, как реагирует его уникальный организм.

Часто люди говорят: «Зачем повторный анализ? У меня все прошло». Мы не знаем, и ты не знаешь за счет чего прошло, мы не уверены. Мы давали препарат, а может быть, сработало не это, а может быть, то. Часто люди пользуются разными методами лечения. Но, поскольку ребенок один и мама одна, у нее особенности ее обмена, то очень часто повторяются одни и те же проблемы. Поэтому надо хотя бы раз знать, на что ты реагируешь очень хорошо, и на что тебе нужно приложить больше усилий для исправления. Если мы, например, прошли курс коррекции 4 месяца, принимали монопрепараты цинка, витамины. Многие врачи-клиницисты смотрят: «Это ерунда». Как ерунда? Это нужно! Да, это не мегатерапия, 4 месяца принимаешь банальное вещество в количествах, похожих на пищевые, то есть соответствующих питанию; как бы двойное питание, двойную порцию получаешь чего-то. Но этого оказывается достаточно, чтобы рос интеллект, чтобы страховать физическое развитие. Но это надо довести до конца, а главное, увидеть результат. Например, у многих пациентов после первого пробного курса отклонение исчезает навсегда, то есть, то были вторичные проявления. А есть отклонения, которые упорно не хотят исправляться до конца. Это значит, что там можно искать и генетический дефект. Почему такое? Мы все делаем, мы даем человеку. Например, люди принимают препараты цинка: у детей эффективность очень высокая за 3-6 месяцев, а у некоторых взрослых надо ждать 2-3 года не для временного улучшения, а для излечения.

Можно говорить о многом. Все это называется персонализация, превенция, предупреждение, предикция – мы видим вперед, что может быть. Мы же знаем, что будет беременность, мы знаем, что риск дефицита возрастает. Мы же знаем это, зачем играть в русскую рулетку?

Лучше накормить маму, и она своим молоком предупредит развитие всех возможных дефицитов, чем давать искусственные заменители.

Дмитрий Еделев:

Уважаемый профессор, хочу задать вопрос про искусственное вскармливание. Мы с Вами сказали, что 3-ий семестр мы пропускаем, необходимости нет, но на 3-ем месяце грудного вскармливания маму нужно посмотреть, чем она кормит ребенка и насколько у нее изменился микроэлементный статус.

Анатолий Скальный:

Мы заметили, у приходящих к нам детей в 5-8 лет мы обнаруживаем грубый дефицит. Мы же ведем анкету, у нас есть опросный лист. Это дети, которых мама кормила грудным молоком месяц, 2 недели, 2 месяца. У детей, которых кормили хотя бы больше полугода, (я не говорю, что надо кормить 3 года) эти дефициты встречаются намного реже. Дети с хроническими или глубокими дефицитами, выявленные в 5-8 лет, в большей части это дети, которые не получили с материнским молоком нужные компоненты. Почему? Потому что, например, в коровьем молоке мало меди, зато много железа и так далее. Это не материнское молоко, это все-таки другое, в соевом молоке еще что-то. Это не учитывает Вашу индивидуальность, это, все-таки, другой вид животного. Как не стандартизуй, все-таки, 100-процентно не стандартизуешь. У нас была работа, я всегда ее вспоминаю, работа доктора Лукояновой из Центра здоровья детей, которая показала, что лучше накормить маму, и она своим молоком предупредит развитие всех возможных дефицитов, чем давать искусственные заменители. Иногда лучше даже донорское молоко, это все равно немножко другое. Самое лучшее – кормить и следить за мамой. Кстати, мамы, у которых во время беременности есть дефицит, как раз это мамы, которые не могут разработать грудь, проблемы с лактацией, у них трещины, различные осложнения. Им невесело, а хочется, чтобы беременность приносила только радость, и кормление ребенка – только эстетика, радость, счастье, и все лучшее, что можно ожидать от великого акта рождения человека.

Дмитрий Еделев:

Поэтому я и задал вопрос, Анатолий Викторович. Как посмотреть ребенка на искусственном вскармливании? Есть ли необходимость дополнительно обследовать неинвазивно?

Анатолий Скальный:

Если есть хроническое заболевание, хроническое состояние — то волосы. Если острое – надо брать мочу, кровь и так далее. Если мы видим дефицит кальция, мы уже предполагаем, что там будут проблемы с витамином D. Если мы видим дефицит цинка – мы знаем, что будут проблемы с витамином А. Мы можем дальше комбинировать, не обязательно дополнительно обследуя. Если мы и дадим цинк, даже не давая витамин А — мы повысим КПД, коэффициент полезного действия этого витамина А в тех количествах, которые есть, и наоборот. Эту синергию надо использовать. Это мощный инструмент, и опытные врачи знают, что дали вроде бы, казалось, ерунду – микстуру с цитралью, бабушкины рецепты, но они оказывают прекрасные эффекты, лучше, чем многие патентованные, дорогие средства.

Дмитрий Еделев:

То есть, ребенка нужно обследовать до года? Если в обычных условиях – в год, то во сколько лучше всего посмотреть?

Анатолий Скальный:

Если маму где-то в 3 месяца, то ребенка в год. Если искусственное вскармливание, то ребенка в 6-8 месяцев. Если все идет нормально, кормит грудью, то до года его обследовать не обязательно. Зачем?

Дмитрий Еделев:

Я сейчас аккуратно подойду к очень тяжелому заболеванию, нарастающему в настоящее время. Если Вы видите, что ребенок начал замыкаться, если он уходит в себя, есть ли необходимость его обследовать?

Анатолий Скальный:

Я считаю, что если мы будем делать в год, до 1,5 лет диспансеризацию – русское слово, или чекап – по-модному, по-западному, то мы можем резко снизить количество детей с коммуникативными расстройствами, с расстройствами аутистического спектра. Почему? Потому что мы дадим им силы. В патогенезе этих расстройств (я этим занимаюсь уже 7-ой год, именно этой группой заболеваний), уже много раз доказано, имеет большое значение, если не ведущее, те самые дисбалансы, о которых мы говорили. Они могли быть врожденными, но организм ребенка компенсирует многие из них до года. Он рождается с сверхзапасом, происходит сверхзапасание в 3-ем триместре всех вещей, но этот сверхзапас к году заканчивается, риски дефицитов возрастают. А если он искусственник, а если у него еще какие-то заболевания желудочно-кишечного тракта, при которых у него плохое усвоение, а если он еще аллергик, то этот риск возрастает многократно. Если ребенок обратился даже в 3 года, я практически уверен, что мы быстро добьемся очень качественного результата только за счет оптимизации питания. Будем говорить это питание: микроэлементы, витамины, поливитамины, полиненасыщенные жирные кислоты — это нутриенты в большей степени, нежели фармагенты. Мы можем не доводить дело до психиатрии.

Дмитрий Еделев:

Я правильно понимаю, уважаемый профессор: если появляются хотя бы какие-то признаки аутизма, не надо до болезни доводить?

Анатолий Скальный:

Что-то пошло не так, не надо до болезни доводить. Я просто уже не знаю, как сказать. До двух. «Ну ладно, у нас дедушка тоже не говорил до 2-ух лет». В 3 года не говорит: «Да ладно, подождем ещё год». Потом мы теряем время на исправление простым способом, и затем-то должны потом сложнейшими препаратами пытаться отыграть ситуацию. Еще и возникает замкнутый круг, что родители отказываются от интенсивного лечения; они не видят выхода, и не видят объяснения. Зачем устраивать эти испытания, испытания на прочность семьи, мамы, ребенка? Это все очень серьезно.

Если бы у меня была такая возможность, если бы я был президентом или человеком, который может принять решение не по единичному случаю, а по крупному, то я сделал бы скрининговые программы государственными, потому что, в конце концов, платит государство, или теряет государство. Человек не работает, человек находится в депрессии, человек в отчаянии, человек по 10 раз ездит на курсы лечения. Это тяжело, это несправедливо, это можно было бы исправить. Я пропагандирую это в Ассоциации Заслуженных врачей России, в Ассоциации стратегической сессии, в Агентстве стратегических инициатив. Везде, где могу, об этом говорю: тысячекратно дешевле своевременно проведенное обследование, нежели потом. Я нашел такую цифру, что в США для государства один ребенок с расстройством аутистического спектра обходится 20,3 миллиона долларов. Понятно, да? Ему же нужен специальный курс, специальные программы. Все равно он хороший, мы должны всех детей любить и поддерживать, но мы могли бы этого избежать, мы могли дать ему хорошее более легким путем. Чем больше я работаю в этой сфере, тем больше вижу, что именно это надо поставить во главу угла.

Дмитрий Еделев:

Уважаемый, Анатолий Викторович, у Вас есть полминуты, чтобы сказать что-то родителям.

Анатолий Скальный:

Я хочу сказать родителям: прислушайтесь к своим инстинктам! Слушайте не только сердцем, слушайте спинным мозгом. Если видите изменения, что-то пошло не так, что-то Вам не понравилось – не убаюкивайте себя! Лучше подуть на холодное, лучше перебдеть, чем недобдеть в таком важном вопросе, как развитие ребенка. Ребенок развивается очень быстро, и очень часто счет идет на часы и дни, когда мы бы могли обойтись легким испугом и не доводить дело до трагедии.

Дмитрий Еделев:

Спасибо большое! Уважаемые зрители, уважаемые слушатели, хочу напомнить, что в нашей студии был Анатолий Викторович Скальный – доктор медицинских наук, профессор, академик. Спасибо, уважаемый Анатолий Викторович!

источник